Лев Толстой как герой поп-культуры

Автор: Eugenia. Отправленный Человек времени

Грешник, гимнаст, пижон и друг Индианы Джонса: самые интересные образы русского писателя

В изобразительном искусстве

Толстой — грешник

Лев Толстой в аду. Фрагмент фрески из храма иконы Божией Матери «Знамение». Курская область, 1883 год
Из собрания Государственного музея истории религии. © РИА «Новости»
 
На фреске со сценой Страшного суда из храма в селе Тазово Толстой горит в геенне огненной. Антиклерикальные настроения писателя, впоследствии приведшие к его отпадению от церкви, широко обсуждались общественностью. Критика церкви как института и неприятие церковных догматов не могли не сказаться на негативном отношении к Толстому в среде верующих. Фреска была написана с согласия прихожан.
 

Толстой без штанов

Наркиз Бунин. Рыбная ловля. 1903 год © Bonhams

Картина Наркиза Бунина произвела сильное впечатление на современников, многие остались возмущены изображением Толстого в одной рубахе. Сам художник утверждал, что уважает Толстого как писателя, но находит сомнительным его проповедничество. Рядом со Львом Николаевичем художник изобразил Илью Репина (фигура в голубой рубахе) и объяснил его присутствие тем, что Репин посвятил Толстому некоторое количество полотен (в том числе знаменитое изображение босого писателя), тем самым способствовав созданию культа Толстого.

Толстой — гимнаст

Василий Шульженко. Лев Толстой на турнике. Вторая половина XX века. paintingart.ru
 
Здесь обыгрывается известный факт из биографии Толстого — занятия на тур­нике во дворе его яснополянского дома. В дневниках писателя постоянно встречаются упоминания о занятиях гимнастикой, которая, по его мнению, важна так же, как умственный труд, и «необходима для развития всех спо­собностей».

Толстой — друг башкир

Амир Арсланов. Лев Толстой в степях Башкирии. 1978 год
© Башкирский государственный художественный музей им. М. В. Нестерова
 
Толстой многократно бывал в Башкирии и называл ее «одним из самых… благодатнейших краев России». В тяжелые 1873–1874 годы 
 
Он не только сам оказывал материальную помощь голодающему башкирскому населению, но и подробно описал происходящее в «Письме к издателям (О самарском голоде)», что способствовало активному сбору средств на нужды голодающих.

Толстой — совесть нации

Илья Глазунов. Вечная Россия. 1988 год © Московская государственная картинная галерея народного художника СССР Ильи Глазунова

Задачей Ильи Глазунова было запечатлеть всю историю России в одной картине, а также показать ее место в общем ходе истории. Лев Толстой здесь (в правом нижнем углу) — один из тех, кто имел колоссальное влияние на современников и последователей. На груди у него висит табличка «Непротивление», которая воспроизводит один из главных принципов его религиозно-этического учения — непротивление злу насилием. Поднятый высоко вверх указательный палец намекает на справедливость этого принципа в условиях исторического процесса XIX–XX веков, а также напоминает об исключительной роли Толстого в сохранении и пропаганде религиозно-этических ценностей.

Толстой — патриот

Открытка с репродукцией картины Яна Стыки «Толстой за работой в саду, окруженный призраками тех бедствий, которые терзают его родину». 1909 год tolstoy.ru

На картине изображен Толстой, работающий над статьей «Не могу молчать» (1908). Он не обращает внимания на окружающих его призраков (те бедствия, которые терзают его родину), потому что видит свою миссию не в том, чтобы отгонять призраков от себя, но в том, чтобы избавить от них Россию и установить мир, основанный на добре и любви.

Толстой — христианин

Ян Стыка. Лев Толстой, обнимающий Христа. 1910 год © DIOMEDIA
 
Картина, известная также под названием «Отлученный», изображает Толстого не как «нового лжеучителя», который «дерзко восстал на Господа и на Христа Его» , а как христианина, склонившего голову перед Господом в знак смирения:
 
«Бога же — духа, бога — любовь, единого бога — начало всего, не только не отвергаю, но ничего не признаю действительно существующим, кроме бога, и весь смысл жизни вижу только в исполнении воли бога, выраженной в христианском учении».
Лев Толстой. Из «Ответа на определение Синода от 20–22 февраля и на полученные мною по этому случаю письма». 4 апреля 1901 года

Толстой — бог

Великан и пигмеи. Лев Толстой и современные писатели. Карикатура неизвестного художника из коллекции Федора ФидлераИз книги «Граф Лев Толстой. Великий писатель земли Русской в портретах, гравюрах, живописи, скульптуре, карикатурах и т. д.». Санкт-Петербург, 1903 год

Карикатура отсылает к скульптуре бога Нила, которая находится в Музее Ватикана, — персонифицированному образу египетской реки. Нил изображен лежащим в окружении 16 мальчиков, которые олицетворяют 16 локтей — уровень подъема реки при разливе, а также детей Нила, то есть самих египтян, боготворящих реку. На карикатуре громада Толстого контра­стирует с мелкими фигурками писателей, очевидно свидетельствуя о его литературном превос­ходстве. Влияние Тол­стого — писателя, публициста и философа — на совре­менников было столь огромным, что почти не находилось людей, которые были бы в состоянии оспорить его авторитет.

Толстой против науки

На прогулке в Москве. Карикатура Карла Штейна из коллекции Федора Фидлера. Из книги «Граф Лев Толстой. Великий писатель земли Русской в портретах, гравюрах, живописи, скульптуре, карикатурах и т. д.». Санкт-Петербург, 1903 год.

В карикатуре выражены точки зрения биолога Ильи Мечникова и Льва Тол­стого как на продолжительность жизни, так и на отношение к ней в целом. Подходы ученого и писателя могут быть описаны как научный (позитивный) и религиозный. Мечников в своих работах нередко критиковал взгляды писа­теля на вопрос о смысле жизни и смерти. Толстой, в свою очередь, скептически отзывался о научном знании, уточняя, что наука может считаться праздным занятием, если не пытается ответить на вопрос, «в чем состоит назначение и благо всех людей» . Кроме того, карикатурист обыгрывает идею писателя о преодолении страха смерти, которое зависит от образа жизни. Чем более человек живет в согласии и любви с ближним, тем менее ему стоит бояться смерти. В контексте этого, по Толстому, нет смысла оттягивать смерть, продлевая жизнь, но стоит заботиться о ее цели.

Толстой — состарившийся пижон

Рабочий костюм для русского мужика. Карикатура из журнала LIFE. Из коллекции Л. М. Вольфа. Из книги «Граф Лев Толстой. Великий писатель земли Русской в портретах, гравюрах, живописи, скульптуре, карикатурах и т. д.». Санкт-Петербург, 1903 год

В том возрасте, в котором Толстой изображен на карикатуре, современники привыкли видеть его в крестьянском облачении, — здесь же писатель одет во фрак и модные клетчатые панталоны и держит в руке цилиндр. Однако Толстой, ориентируясь на образ жизни русского мужика, продолжал быть дворянином, а значит, по мнению автора, и «рабочий костюм» его должен быть соответствующим, дворянским.

Толстой — идеолог

Толстой и куры. Инсталляция Олега Кулика. 1997–2004 годы © Олег Кулик / Мультимедиа-арт-музей
 
Художник Кулик признается, что твор­чество Толстого всегда восхищало его. Он решил использовать образ писателя для рассказа о культурном наследии человечества, сочетающем в себе «вы­со­кое» и «низкое». Поскольку Тол­стой ставил естественное выше куль­турного, то место «высокого» отведено природ­ным существам — курам. Куль­тура же (в лице писателя Толстого) поме­щена уровнем ниже. Работа Кулика — это не попытка высмеять образ Толстого, а скорее желание пока­зать, как идео­ло­гия писателя воспри­ни­мается те­перь. По мнению худож­ника, главная мета­фо­ра идеологии Толстого в совре­менном представлении — это его уход. Она разно­сится в среде морализатор­ской литера­туры так же быстро, как происходят все процессы в жизни куриного сообщества. Образ Толстого, а точнее его филосо­фия, фигу­рирует в инсталляции как способ критики автором современного подхода к культур­ным процессам.
 

В театре

Толстой — закадровый персонаж


Сцена из спектакля «Русский роман» по пьесе Марюса Ивашкявичюса, режиссер Миндаугас Карбаускис. 2016 год © Московский академический театр им. В. Маяковского

Толстой так и не появляется на сцене, присутствуя только за кадром. Главная роль отдана Софье Андреевне, которая участвует одновременно в двух историях: одна основана на семейной драме писателя, другая — на его произведениях.

 

 

Материал создан совместно с театральным фестивалем Толстой Weekend

Подготовила Анастасия Тулякова