Русские в английских зеркалах

Захар Прилепин: практически стихи в прозе по поводу текущих событий

Британский мыслитель и сочинитель Джонатан Джонс в газете The Guardian призвал к полному культурному бойкоту России: никому сюда не ездить ни петь, ни плясать, ни на дудке играть, пока русские не возьмутся за ум.

Публикация наделала много шума, её обсуждают с необычайной страстью.

Хотя обсуждать тут, собственно, нечего, ситуация эта возникла не вчера, лет ей много.

В не то, чтоб новом, но и не очень давнем романе Джулиана Барнса «До того, как она встретила меня» есть такая сцена.

Героиня обрызгала колготки и выругалась: «Твою мать!»

Её муж, удивлённый такой лексикой, спрашивает:

«Что бы ты сделала, если бы высадились русские?»

Беловский ля минор

Был на родине. Ездил в свое Белово, там у меня выставка на три предстоящие недели. Носился по всему городу как пес, искал старые метки. Душевная встреча с одноклассниками. Тенденциозная перепись населения 10-го "а" - кто жив, кто еще пока жив. Играл на гитаре из прошлого - шедевр ленинградской "фабрики кривых гитар им.Луначарского" (меткое определение от славы сэ) с карандашом под грифом, кто играл тот знает. Первый раз жил в гостинице рядом со своим бывшим домом, чтобы типа никого не напрягать. Вот он - когнитивный диссонанс в действии. Рядом продуктовый магазин "Радий". А еще говорят, в Челябинске мужики суровые. 

Подергал траву на отцовской и бабушкиной могилках. И вот уже возвращаюсь в Томск на комфортабельном автобусе, на коленях планшет, читаю письмо однокурсника из германии, и че-то нехорошо мне. Кто-то скажет, что это от бурной встречи с одноклассниками и будет отчасти прав. Но чувство такое, что мое место силы опять остается за этими утекающими холмами, деревнями и шахтами. А все, что меня сделало мной - двор, друзья, школьный виа, книги, голоса молодых еще родителей - я как бы взял отсюда и ни фига не вернул. И поэтому теперь от завода "кузбассрадио" одни стены и березки в проемах окон, и друг спился и дом культуры железнодорожников сравняли с землей. Мы тащим жизнь из своих городков в томски-новосибы, в москвы- петербурги, в нью-йорки-берлины, а приезжаем раз в тридцать лет лишь блеснуть своими "успехами в жизни". и то ладно.

Весеннее обострение

Скоро 1 апреля. Мой профессиональный праздник. День дурака. В его преддверии повышается уровень сатиры и юмора. Несмотря на. И даже благодаря. Миша Ш. подогнал на днях шутку – "последние события разделили страну на колонну №5 и палату №6". Правильная расстановка акцентов при переносе текста на бумагу требует пятую колонну заключить в кавычки (поскольку на самом деле это думающие, правильные, и поэтому ненавидимые режимом люди), а шестая палата, соответственно, без кавычек (все остальные придурки, если коротко). Я посмеялся, а потом мысленно поставил себя перед этим небогатым выбором.

Где мое место в этой системе координат, с кем вы – товарищ Андрей? Если честно, то родной дурдом мне милее. Наверное, потому, что родной. Да, я помню анекдот «это наша родина, сынок», и все равно. Здесь я, как пациент со стажем, уже научился прятать таблетки во рту и выплевывать их в унитаз. А кто на том берегу? Там останется Юра Шевчук (ни фига себе!), Олег Басилашвили (даже думать об этом не хочу!), Андрей Макаревич (это ладно), Ксения Собчак …Стоп! Похоже, нет никакого мучительного выбора. Все-таки мы в одном месте находимся. Кто-то думает, что он косит, кто-то видит себя исключительно в ординаторской – но недуг общий. Спасибо, Ксюша! Ты вернула мир в мою душу (рифма случайна). А, может, таблетка подействовала.
P.S. Миша Ш., ты еще спрашивал, как я пишу эти самые посты? Вот как-то так.

         

Россия, Краснодар


Аркадий Круглов
Спецкор Агенства Интерфакс-Юг